ДНЕВНИК СОБЫТИЙ

В фокусе

Германия: кого бережёт полиция?

Начнём с того, что представители германской полиции проявили достаточную самокритичность (см. «Германия: место происшествия – Хемниц», №7-8(132), 2018), признав, что в день массовых демонстраций в Хемнице она отработала небезошибочно. И не допустить ещё больших безобразий стражам порядка, говорят они, удалось с огромным трудом. Во что, надо заметить, как-то не особенно верится. Почему? Да хотя бы потому, что у полиции были припасены спецмашины, оборудованные водомётами, но вводить в действие их так и не пришлось. Разве это не свидетельствует о том, что до крайних сложностей ситуация всё же не обострилась?

Попытки прорыва оцепления были? И что тут необычного? А чего нужно было ожидать от здоровых парней, приехавших с явным намерением от души подраться? Того, что они хороводы водить будут? Вроде бы отмечены случаи, когда мигрантов гоняли по улицам с вполне недвусмысленными намерениями. Разумеется, полиция, делала всё, чтобы это пресечь. Но если бы власти имели рабочую связь с лидерами мигрантских общин, то куда проще было бы их предупредить, чтобы в день демонстрации они не высовывались, как говорится, во избежание. Кстати, митинги протеста, пусть и не такие многолюдные, прошли не только в Хемнице, но и в других городах Саксонии. Так что манёвр силами для полиции в это день был довольно затруднителен, хотя для крупных мероприятий обычно свозят полицейских со всех близлежащих городов, а, порой, и из соседних федеральных земель.

Но в некоторых средствах массовой информации «свидетели и очевидцы» упорно настаивали на том, что присутствие полиции на демонстрациях в Хемнице было явно недостаточным.

Что отвечают на это профессионалы?

Вот точка зрения главы одного из профсоюзов германских полицейских Эрнста Вальтера. Происшедшее в Хемнице, считает он, весьма наглядно продемонстрировало, что одной только полиции недостаточно, чтобы адекватно отреагировать на подобные ситуации. Там более, что и федеральная и земельная полиция уже многие годы страдает от постоянного сокращения штатов. Сейчас, по мнению Э.Вальтера, в масштабах всей страны не хватает как минимум 20 тысяч полицейских. В подразделениях быстрого реагирования, на которые в случаях, подобных хемницкому, ложится основная нагрузка, сейчас заняты только шесть из каждых десяти рабочих мест.

Руководитель ещё одного профсоюза полицейских – Оливер Мальхо – разделяет такую точку зрения, при этом называя ещё одну грань проблемы: сегодня через социальные сети можно в считанные часы мобилизовать массу людей. Полиции крупного, по германским меркам, города, чтобы отреагировать на подобные приготовления, надо держать в постоянной готовности несколько сотен специально обученных полицейских. Сам О.Мальхо скрепя сердце признаёт, что это совершенно нереально. Без большого риска ошибиться, можно отметить, что профилактическая работа, что в левой, что в правой части экстремистского спектра явно оставляет желать лучшего. Но это уже входит в обязанности отнюдь не стражей порядка, а сотрудников ведомства по охране конституции, то есть политической полиции. Неужто и там такой же кадровый голод?

Саксонские защитники конституционного строя заняли удобную позицию. Они упирают на то, что предупреждали полицейских, что демонстрации будут более многолюдными, чем ожидалось. Подходит ли к этому случаю позиция «мы прокукарекали, а там хоть и не рассветай»? Об этом пусть судят их сограждане. Тем более что рыцари плаща и компьютера направили коллегам соответствующую депешу за какие-нибудь три часа до начала событий.

При всей важности обеспечения порядка во время массовых демонстраций, нельзя упускать и причин, приведших к такому проявлению недовольства. Убийство Даниэля Х. стало своего рода спусковым крючком, но недовольство начало копиться задолго до этого и даже до того, как в Германии появились строптивые и лишённые законопослушности «новые» мигранты, разительно отличающиеся от «старых». Некоторые эксперты считают даже, что неприязнь к «понаехавшим» в Саксонии гораздо значительнее, чем в Венгрии или Польше, которых в ЕС склоняют на всех углах за их упорный отказ принимать у себя положенную долю мигрантов. К суждениям одного из них стоит отнестись внимательно (см. «Этого следовало ожидать», №7-8(132), 2018).

Александр ВАРВАРИН

 



Copyright © Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России, 2007-2016
Это рабочая версия сайта