ЕВРОПЕЙСКИЙ УЧЕБНЫЙ ИНСТИТУТ
МГИМО МИД России

Победное шествие по наклонной плоскости

31.10.2014

Победное шествие по наклонной плоскости

Вышел 92-й номер интернет-журнала «Вся Европа». Октябрь был богат на политические события первой величины. События знаковые. Глобальные. ВОЗ с восторгом отрапортовал, что крупнейшая страна Африки – Нигерия справилась с эпидемией геморрагической лихорадки Эбола. Международная коалиция, противостоящая (правда в обход СБ ООН) эпидемии совсем другого рода – Исламскому Государству, пополнилась новыми государствами. Они присоединились кто к нанесению ударов по позициям боевиков, продолжающимся уже с 8 августа[1], кто к поставкам вооружений иракскому правительству или курдам, кто к подготовке регулярных воинских формирований. На этом фоне усилилось давление на Турцию отказаться от проведения разнонаправленной линии в отношении конфликта – занятая ею неоднозначная позиция породила массу кривотолков[2].

Продолжились акции гражданского неповиновения в Гонконге, направленные по сути против властей континентального Китая. По времени они совпали с некоторым, хотя и весьма скромным замедлением стремительного роста китайской экономики. По всей видимости, не случайно: темпы роста опустились ниже знаковых 8%, необходимых Поднебесной, по общему признанию, для обеспечения политической и социальной стабильности. Размах акций и упорство, с которым они проводятся, немедленно стали подаваться мировыми СМИ как прямое предупреждение континентальному Китаю, свидетельство того, что он, похоже, не такой неуязвимый. В противовес сообщениям о том, что экономическое могущество в мире ускользает из рук Запада. Что Китай стал крупнейшей экономикой планеты и нетто-экспортером капитала: за первые девять месяцев 2014 года объем его прямых иностранных инвестиций подскочил на 21,6% и превысил только за этот период 75 млрд долл.[3] Что стоимость его активов увеличивается беспрецедентными темпами[4].

Прошли многочисленные заседания структур Европейского Союза на всех уровнях, включая высший, дополненные неформальными встречами и обсуждениями. Был утвержден амбициозный план борьбы с изменениями климата и скоординированных действий в области энергетики на период до 2030 года[5]. Однако применительно к главным на сейчас вопросам далее констатации того, что в проводимую интеграционным объединением внутреннюю и внешнюю политику необходимо внести давно назревшие коррективы, они не пошли. Хотя спекуляций было тоже очень много.

И тем не менее, с 1 ноября Европейский Союз, как ожидается, начнет проводить более последовательную и рациональную политику, постепенно отходя от слепого следования прежним догмам. Первый шаг в этом направлении он уже сделал, притворившись, что удовлетворен обещаниями Италии и Франции предпринять серьезные усилия, направленные на дополнительное сокращение расходных статей бюджетов, прекрасно понимая, тем не менее, что ведущие государства-члены объединения все равно не будут с благоговением относиться к его "святой корове" – Пакту стабильности и развития, отказываются, закрыв глаза, строго следовать его предписаниям[6] и рассматривают найденный компромисс как откровенную уступку со стороны Брюсселя[7]. Длительный период неопределенности в функционировании его властных органов завершился. Голосами 423 депутатов из 699 голосовавших Европарламент утвердил новый состав Европейской Комиссии под председательством тяжеловеса европейской политики, на протяжении 18 лет возглавлявшего правительство Люксембурга, Ж.-К.Юнкера. Официальное решение о назначении принял Европейский Совет. Лето ушло на ее формирование. Месяц европарламентарии "допрашивали" кандидатов. Теперь Европейская Комиссия нового состава сможет приняться за дело. Как акцентируется в многочисленных комментариях, она будет пользоваться несколько большим политическим влиянием, нежели ее предшественница. Стремиться проводить самостоятельную линию. Строить свою деятельность, исходя из стратегических ориентиров, а не быстро меняющейся конъюнктуры[8].

Европейский центральный банк обнародовал с нетерпением ожидавшиеся результаты стресс-тестов крупнейших банковских учреждений еврозоны[9]. На их подготовку и проведение ушел почти целый год. К работе, ведшейся под покровом тайны, были дополнительно привлечены шесть тысяч специалистов[10]. Израсходованы многие миллионы евро. Практически никто не сомневался в том, что ЕЦБ с их помощью постарается укрепить доверие к банковской системе ЕС и нарождающемуся банковскому союзу и развернуть мировые финансовые потоки обратно в Европу[11]. Даст благостную картинку того, насколько они укрепились за последнее время. Объявит о том, что подавляющее число из 130 обследованных банков, после того как произошла их докапитализация, и они избавились от непрофильных активов, соответствуют самым жестким критериям и, в случае чего, выдержат многолетнее падение ВВП региона, резкое снижение цен на жилье, рост безработицы, инфляцию и т.д. Убедит их тем самым, что пора заканчивать заниматься своими внутренними проблемами и приступать к массированному кредитованию экономики. ЕЦБ в основном не обманул ожиданий[12]. Он провел стресс-тесты максимально придирчиво (не как в 2011 году, когда некоторые из проверенных им банков вскоре разорились и вынуждены были обращаться за государственной и международной помощью[13], что еще больше подорвало доверие в еврозоне и к еврозоне[14]) и представил доказательства того, что по большому счету с крупнейшими банками еврозоны все обстоит более-менее благополучно (за исключением, может быть, итальянских[15]), и на них можно рассчитывать, а замечания, сделанные 25-и из них, сравнительно легко будет устранить[16]. Тем не менее, царящий скепсис по поводу экономики ЕС ему развеять все равно не удалось[17]. Общий вывод – "полностью проблемы банковского сектора стресс-тесты не решают". В еще меньшей степени – экономики в целом[18]. И биржи в итоге отреагировали на его доклад откатом[19]. И профессионалы рынка, проанализировав конкретные цифры, приведенные в нем, сразу указали, что на их основе, в зависимости от социального заказа, можно сделать самые разные[20], в том числе разнонаправленные выводы: "стакан наполовину пуст или наполовину полон"[21]. Некоторые из них вообще отшутились, указав, что стресс-тесты были полезны только тем, "что вытащили на свет божий скелеты, хранившиеся в шкафу" и показали, что их не стоит так уж сильно бояться[22]. Влияние подобной акции на то, что скудный ручеек кредитования вдруг превратится в полноводный поток, скорее, "ограниченное"[23].

Состоялся саммит АСЕМ – крупнейшего межрегионального форума, объединяющего страны Европейского Союза, Восточной и Юго-Восточной Азии, участниками которого являются также Россия, Австралия и Новая Зеландия. Его повестка была очень важной, насыщенной и злободневной. Тем не менее, прозвучавшие на нем идеи и предложения оказались в тени двусторонних встреч президентов России и Украины В.В.Путина и П.А.Порошенко, организованных на полях форума, и их же встреч с участием лидеров основных держав Евросоюза. Прорыва на них не произошло. Вместе с тем они стали еще одним этапом на пути деэскалации конфликта на Украине и вокруг нее, в которой Европа нуждается все больше и больше – тяжелейшие последствия войны санкций начали ощущать на себе уже не только Россия и ЕС, прежде всего Германия и Италия, но и вся мировая экономика. Следующим – парламентские выборы на Украине 26 октября. Несмотря ни на что, понимая их ущербность – они не смогли обеспечить представительство различных групп населения[24], все мировые игроки, вслед за мировыми СМИ, поспешили признать их состоявшимися, достоверными, отражающими "потребность в стабильности и единстве" и открывающими путь в цивилизованное будущее[25]. Правда, лишь немногие акцентировали, что под цивилизованным будущим надо понимать также и то, что жизнь не позволит ни Украине, ни ЕС "повернуться спиной к России"[26].

Возобновились было замороженные консультации между Москвой и Вашингтоном по наиболее принципиальным вопросам мировой политики. Предложение Дж.Керри о проведении встречи на уровне глав внешнеполитических ведомств, состоявшейся в Париже, С.В.Лавров объяснил "пониманием нашими партнерами (как минимум в Госдепартаменте) ненормальности ситуации, когда мы подвергаем рискам многие направления сотрудничества, очень важные не только для России и США, но и для всего человечества"[27]. В комментариях по их поводу прозвучало даже предположение о возможности перезагрузки-2. Однако из Кремля совершенно определенно прозвучало, что она, будучи безусловно необходимой, возможна только после полного снятия санкций.

Казалось бы, любое из этих событий заслуживает того, чтобы назвать его главным. Центральным. В какой-то степени – переломным. Ничего подобного. Нет и еще раз нет. По своей значимости и последствиям они не идут ни в какое сравнение с, похоже, действительно поворотным событием – паникой на мировых биржах, случившейся в середине месяца. Маленькой. Скромной. Но все же паникой, когда инвесторы не знали, что им делать со своими вложениями, и готовы были уносить ноги[28]. Доверие всех ко всем и к мировой экономике, в частности, не говоря уже о периферийных экономиках ЕС, рухнуло, как если бы его никогда и не было. "Новый крах", если судить по восторжествовавшим настроениям, казалось, подобрался к самому порогу[29]. Драматическое действо продолжалось ровно неделю с 13 по 17 октября включительно. Как описывали его в СМИ, рынки напугала тень надвигающегося нового глобального финансового кризиса. Страхи по большей части были порождены плохими показателями еврозоны, ЕС и мира в целом и смятением, вызванным перспективой остановки поступления свежих денег из Федеральной резервной системы, к которым все так привыкли[30]. По разным подсчетам американцы вместе с японцами и европейцами, в смысле их центральные банки, влили в мировую финансовую систему от 7 до 10 трлн долл.[31] Особенно той неопределенностью, которая усугубляется трудно предсказуемыми, но очевидно негативными последствиями объективно необходимых решений ФРС по отказу от продолжения мягкой монетарной политики, последствиями глобального масштаба, тем ударом, который они могут нанести как по собственной экономики США, так и, прежде всего по быстро растущим рынкам[32] и хозяйственному комплексу Европы[33], когда базовая учетная ставка, о чем никто не знает наверняка, хотя "счетчик и включен", начнет повышаться[34]. Инвесторы побежали из периферии ЕС – Греции, Италии, Испании и Португалии, а также с быстро развивающихся рынков. Спреды в паре греческие и немецкие облигации подскочили с 464 базовых пунктов, на которых они находились 5 сентября, до 816 пунктов к 16 октября[35]. То есть достигли значений, регистрировавшихся на пике кризиса еврозоны, когда планка заимствований на открытом финансовом рынке поднялась для Греции до запретительного уровня[36]. По прогнозам от декабря 2013 показатель S&P500 должен был к концу 2014 года составить 1925 пунктов. От июня 2014 года – 2000 и от  5 сентября – 2033 пункта. За наделю все переменилось. Даже после отскока вверх к 18 октября он опустился ниже 1900 пунктов[37].

Паника прошла очень быстро. Настолько быстро, что на по-настоящему радикальные шаги никто пойти не успел. Упавшие было очень сильно индексы быстро отскочили обратно. В том числе даже в Греции, по-прежнему остающейся "больным человеком Европы"[38]. Кровоточащих рубцов на сердце мировой экономики она на оставила. Вскоре инвесторы вновь поспешили достать в сердцах брошенные ими столь желанные и успокоительные "розовые очки и водрузить их себе на нос" – курс акций снова уверенно пошел вверх[39]. Но многочисленные игроки рынка, лидеры и знатоки финансовых тонкостей почувствовали, "по ком звонит колокол". Их потрясла скорость, с которой происходило падение индексов. Поразила стремительность, с которой все посыпалось[40]. Насторожило предположение о том, что курсы акций и всего остального сильно переоценены[41]. Заставили задуматься суждения о том, что большая часть безумных дешевых денег, выброшенных на рынок, была потрачена непроизводительно – на скупку своих собственных ценных бумаг и концентрацию капитала[42]. Смутило ощущение "дежавю" – того, что мир или, по крайней мере Европа, возвращаются к ситуации пятилетней давности[43]. Они поняли: мировая финансовая система "получила желтую карточку". Прозвучал предупредительный свисток, в значении которого невозможно ошибиться.

Все остальное случившаяся паника отодвинула не просто на второй или задний, а на пятый, десятый, двадцатый план. Мгновенное бегство капиталов, падение всех индексов, распродажа акций, перезакладка в казначейские билеты маленькой кучки наиболее надежных стран, стремительное падение цен на нефть и их частичное восстановление тряханули планету почище любого самого разрушительного природного землетрясения или техногенной катастрофы. Главное – для всех случившаяся сумятица на рынках оказалось полной неожиданностью[44]. Ее не ждали. Во всяком случае сейчас. Все произошло как бы на ровном месте: вчера было нормально, а сегодня вдруг стало плохо. Совершенно по Михаилу Михайловичу Жванецкому: "Как будто все об одном и том же подумали". И очень похоже, поскольку все причины, вызвавшие панику, хорошо и до боли известны. Абсолютно ничего нового в новостном ряду не появилось.

Соответственно паника наглядно показала, как все будет. Продемонстрировала обоснованность всех тех простых и достаточно очевидных истин, растолковывавшихся последнее время всем желающим – имеющие уши да услышат, имеющие глаза да увидят, имеющие голову на плечах да примут меры предосторожности – ведущими обозревателями и экономистами планеты. Они сводятся к следующему.

© Марк ЭНТИН, главный редактор,
профессор МГИМО (У) МИД России

 

[1] Слишком долго и без внесения перелома в ситуацию на ТВД, как утверждают представители экспертного сообщества. – TimRipley. Scope of anti-Islamic State air ops continues to evolve // IHS Jane's Defence Weekly, Vol. 51, Issue 43, October 22, 2014. – P. 22-23.

[2] A missing ally against Islamic State // International New York Times, October 16, 2014. – P. 7; Tim Arango, Sebnem Arsu. Turkey hits Kurds, not ISIS, defying Washington // International New York Times, October 15, 2014. – P. 1; Daniel Dombey. Islamist militants on its doorstep, a growing rage within its Kurdish community and demands from the US to take a greater role in the fight against Isis: can Erdogan withstand the pressure? // Financial Times, October 17, 2014. – P. 7.

[3] Jamil Anderlini. Chinaflexesitseconomicmuscle. Rise of 21,6% in outbound direct investment in first nine months shows power shift to east // Financial Times, October 23, 2014. – P. 1.

[4] Gabriel Wildau, Josh Noble. China stocks soar despite slowing economy // Financial Times, October 23, 2014. – P. 26.

[5] Climat: l'Europe trouve un accord à l'arraché // Le Monde, 25 octobre 2014. – P. 1; Laurence Caramel. L'Europe se fixe un cap ambitieux sur le climat. Les Vingt-Huit se sont engagés à réduire d'au moins 40% leurs émissions de gaz à effet de serre d'ici à 2030 // Le Monde, 25 octobre 2014. – P. 6.

[6] David Jolly. E.U. blinks in budget battle with Italy and France // International New York Times, October 29, 2014. – P. 1; David Jolly. E.U. relents on French and Italian budgets // International New York Times, October 29, 2014. – P. 15; Peter Spiegel. Europe clears France and Italy budgets // Financial Times, October 29, 2014. – P. 2.

[7] Paris achète un répit de Bruxelles sans faire la moindre économie supplémentaire // Le Monde, 29 octobre 2014. – P. 1; Cécile Ducourtieux, Patrick Roger. Paris passe l'obstacle bruxellois // Le Monde, Eco&entreprise, 29 octobre 2014. – P. 1; Cécile Ducourtieux, Patrick Roger. Budget: la France convainc Bruxelles de justesse // Le Monde, Eco&entreprise, 29 octobre 2014. – P. 3; Patrick Roger. Bercy trouve 3,6 milliards d'euros sans économies supplémentaires  // Le Monde, Eco&entreprise, 29 octobre 2014. – P. 1; Salvatore Aloïse. l'Italie consent à un nouvel effort budgétaire // Le Monde, Eco&Entreprise, 29 octobre 2014. – P. 4.

[8] Cécile Ducourtieux. Avec M. Juncker, la Commission gagne en poids politique // Le Monde, 24 octobre 2014. – P. 4.

[9] European Central Bank Aggregate Report on the Comprehensive Assessment, October, 2014 –  https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/other/aggregatereportonthecomprehensiveassessment201410.en.pdf; European Central Bank press-release "26 October 2014 – ECB's in-depth review shows bans need to take further action" – https://www.ecb.europa.eu/press/pr/date/2014/html/pr141026.en.html

[10] ПриводитсяпоEditorial. Union bancaire: examen de passage réussi // Le Monde, 28 octobre 2014. – P. 22.

[11] Financial Times reporters. Italy comes under pressure after nine banks fail ECB stress tests // Financial Times, October 27, 2014. – P. 1.

[12] Jack Ewing. Most banks pass health exams by the E.C.B. // International New York Times, October 27, 2014. – P. 1; Jack Ewing. Most banks pass E.C.B. stress tests, but questions remain // International New York Times, October 27, 2014. – P. 19.

[13] Editorial. Union bancaire: examen de passage réussi // Le Monde, 28 octobre 2014. – P. 22.

[14] Editorial. Better way to check the health of Europe's banks // Financial Times, October 28, 2014. – P. 8.

[15] Marie Charrel. Les établissements italiens inquiètent // Le Monde, 28 octobre 2014. – P. 3; Financial Times reporters. Italy comes under pressure after nine banks fail ECB stress tests // Financial Times, October 27, 2014. - P. 1.

[16] Les marchés zen face aux stress tests // Le Quotidien, 28 octobre 2014. – P. 6.

[17] David Jolly. European markets fall after bank tests // International New York Times, October 28, 2014. – P. 18.

[18] Martin Wolf. Europe's banks are too feeble to spur growth // Financial Times, October 29, 2014. – P. 9.

[19] Martin Arnold, Sam Fleming. Banks slide after ECB stress tests. Shares fall amid gloom about challenges that still face sector as outlook remains weak // Financial Times, October 28, 2014. – P. 13; David Jolly. European markets fall after bank tests // International New York Times, October 28, 2014. – P. 18.

[20] Jack Ewing. E.C.B. stress tests don't tell full story // International New York Times, October 28, 2014. – P. 14.

[21] Editorial. Union bancaire: examen de passage réussi // Le Monde, 28 octobre 2014. – P. 22.

[22] Martin Arnold, Sam Fleming. Banks slide after ECB stress tests. Shares fall amid gloom about challenges that still face sector as outlook remains weak // Financial Times, October 28, 2014. – P. 13.

[23] Financial Times reporters. Bank stress tests fail to tackle deflation spectre // Financial Times, October 28, 2014. – P. 15.

[24] Neil Buckley, Roman Olearchyk. Ukraine reaches turning point as reformists celebrate result // Financial Times, October 28, 2014. – P. 2.

[25] Benoît Vitkine. Les Ukrainiens votent pour l/Europe et la stabilité // Le Monde, 28 octobre 2014. – P. 4.

[26] Editorial. Ukraine: le devoir des réformateurs // Le Monde, 29 octobre 2014. – P. 21.

[27] Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытой лекции по актуальным вопросам внешней политики Российской Федерации, Москва, 20 октября 2014 года. –https://mail.google.com/mail/u/0/?ui=2&ik=797bb7ab38&view=lg&msg=149347cd3374e85d

[28] Marie Charrel, Audrey Tonnelier. Pourquoi les marchés ont perdu confiance // Le Monde, Eco&Entreprise, 18 octobre 2014. – P. 7.

[29] Audrey Tonnelier. Les investisseurs chaussent leurs lunettes roses // Le Monde, 26-27 octobre 2014. – P. 5.

[30] Audrey Tonnelier, Eric Albert. Marchés boursiers: de l'aveuglement à la chute // Le Monde, 19-20 octobre 2014. – P. 5.

[31] В частности такие цифры приводятся на страницах "Файнэншл Таймс" – GillianTett. Markets are parched for liquidity despite a flood of cash // Financial Times, October 17. 2014. – P. 9.

[32] James Kynge. Emerging markets face leap into unknown // Financial Times, October 30, 2014 – P. 2.

[33] Audrey Tonnelier. Le jour où la Fed a entamé le sevrage de la planète dollar. Le 29 octobre, la Réserve fédérale américaine devrait annoncer la fin de sa politique de rachat d'actifs destiné à enrayer la crise. Un saut dans l'inconnu justifié par une reprise forte, mais fragile et inégalitaire // Le Monde, Eco&Entreprise, 29 octobre 2014. – P. 2.

[34] Robin Harding. Federal Reserve shifts focus to rate rise to mark end of QE era // Financial Times, October 30, 2014. – P. 14; John Authers. Financial markets fly to infinity and beyond // Financial Times, October 20, 2014. – P. 1; Binyamin Appelbaum, Jack Ewing. Fed declares victory with an end to bond buying // International New York Times, October 30, 2014. – P. 1; Binyamin Appelbaum, Jack Ewing. Fed ending bond-buying program // International New York Times, October 30, 2014. – P. 17.

[35] Marie Charrel. Le retour du spread (plus si) souverain // Le Monde, 19-20 octobre 2014. – P. 5.

[36] Elaine Moore, Kerin Hope. Greek sell-off revives eurozone fears // Financial Times, October 17, 2014. – P. 26.

[37] Audrey Tonnelier, Eric Albert. Marchés boursiers: de l'aveuglement à la chute // Le Monde, 19-20 octobre 2014. – P. 5.

[38] Kerin Hope, Christopher Thompson. Greek share prices tumble to 2014 low // Financial Times, October 16, 2014. – P. 26.

[39] Audrey Tonnelier. Les investisseurs chaussent leurs lunettes roses // Le Monde, 26-27 octobre 2014. – P. 5.

[40] Stephen Foley, Vivianne Rodrigues, Ralph Atkins. Fear returns to stalk markets // Financial Times, October 16, 2014. – P. 1; John Authers. Pathologies of crisis rise back to the surface // Financial Times, October 16, 2014. – P. 1.

[41] John Authers. After a week when volatility returned to markets, investors are facing the uncomfortable truth that stocks and bonds still look very expensive // Financial Times, October 18, 2014. – P. 6.

[42] Michael MacKenzie, Nicole Bullock. The Fed's quantitative easing programme has created perfect conditions for a boom in share buybacks, which critics say have diverted corporate cash from creating jobs and investment // Financial Times, October 13, 2014. – P. 7.

[43] Europe's leaders need to rediscover the resolve they showed during the euro crisis // The Economist, October 25-31. – P. 30.

[44] Elaine Moore, Kerin Hope. Greek sell-off revives eurozone fears // Financial Times, October 17, 2014. – P. 26.