ЕВРОПЕЙСКИЙ УЧЕБНЫЙ ИНСТИТУТ
МГИМО МИД России

Конец периода стихийной и перспективы наступления эры управляемой глобализации

30.05.2015

Конец периода стихийной и перспективы наступления эры управляемой глобализации

Вышел 99-й номер интернет-журнала «Вся Европа». Глобализация дала человечеству и каждому из нас очень много. Чертовски много. Всем она раздала дорогие, бесценные подарки. Человечеству из пустой схемы, выдумки, абстракции позволила превратиться во что-то очень конкретное. Зримое. Реальное. В его интересах мы сейчас действуем все более решительно. Перестраиваем модели социально-экономического развития. Выдвигаем на первый план заботу об экологии. Боремся против изменения климата.

Целым группам стран и народов дала возможность вырваться из беспросветной нищеты, отсталости, бедности. Открыла перед ними новые горизонты. Помогла поверить в себя. Ощутить гордость за свои свершения. Свою историю. Культуру. Настоящее и будущее. Убедиться, что они ни в чем не хуже других. Ни в чем им не уступают. Сейчас на коне быстро растущие экономики второй волны. Они сосредоточены в основном в Юго-Восточной Азии. По прогнозам Центра международного развития Гарвардского университета, на подходе третья волна быстро растущих экономик – ими станут страны, омываемые водами Индийского океана.

Все мы и каждый в отдельности получили доступ к культурным и интеллектуальным кладовым мира. Прямой. Непосредственный. Ни от кого не зависящий. К любой информации, в которой мы нуждаемся, или которая нам интересна. К самым различным точкам зрения. Привычным. Чуть иным. Противоположным. Неожиданным. Расширяющим кругозор и позволяющим ни от кого не зависеть в своих суждениях.

Приобрели неограниченное количество знакомых. Во всех странах. На всех континентах. Близких по духу. По увлечениям. В переписке, в общении с которыми стали проводить все больше времени. Тогда, когда захочется. Когда возникла пауза. Когда загорелось. Связываясь молниеносно. Разговаривая друг с другом сколько душе угодно. С полным эффектом присутствия. И почти бесплатно.

Несказанно выиграли в качестве предоставляемых услуг, когда не выходя из дома, не вылезая из машины, не сходя с места, не портя себе нервы и палец о палец не ударяя, можно получить чуть ли не все необходимое и приобрести все, что пожелаешь. Любые справки, нужные тебе от государства. Сведения, которые вдруг потребовались. Советы. О том, как устроиться на работу. Куда пойти учиться. На что потратить свободное время. Как добыть деньги и чем на них разжиться.

Перелив технологий преобразил нашу планету. Ее опоясали сети скоростных железнодорожных и автомагистралей. Унизали небоскребы. Самые отдаленные некогда аграрные регионы соединили между собой производственные цепочки. Принципиально иной характер приобрело размещение производительных сил. Делокализация производств в целях снижения издержек привела к тому, что они сосредоточились в новых индустриальных странах, в быстрорастущих экономиках. Последние стали новыми фабриками планеты. Центрами подготовки кадров. Новыми торгующими нациями.

Но никогда никакие крупные социальные сдвиги не сопровождаются одним только позитивом. На гигантских счетах истории много костяшек глобализация отбросила и в сторону негатива. Попарт, декадентство и философия потребления железным катком прошлись по традиционным и коллективистским обществам и культурному разнообразию. Повсеместно восторжествовали однотипность, усредненность, мировые бренды, а не ценности. Будь то в кинематографе, на сцене и в магазинах или в семейной жизни, поведенческих императивах и социальной иерархии.

Большая плеяда развивающихся стран подтянулись к развитому миру. Вместе с тем, в целом вновь повсюду в мире углубилось неравенство. Между богатыми и беднейшими слоями общества. Причем и в глобальном, и национальном разрезе. Даже в такой, вроде бы, преуспевающей стране, как Соединенные Штаты Америки (чем, кстати, объясняется сопротивление новым масштабным проектам создания зон свободной торговли).

Попытки для отвода глаз ограничить заоблачные бонусы банкиров и высших управляющих с треском провалились. А вот политика замораживания и снижения заработной платы, пенсионных и других социальных выплат, вообще социальных расходов государства, выхода из кризисов за счет обездоленных и наиболее уязвимых слоев населения, напротив, сделалась нормой. Прежде всего, в развитых странах, в том числе большинстве членов Организации экономического сотрудничества и развития. Вследствие этого произошла относительная "китаезация" их, а соответственно и мировой экономики (при которой конкурентоспособность обеспечивается не за счет роста производительности, а давления на рынок труда и его иезуитской либерализации с одновременным свертыванием гарантий, некогда предоставлявшихся обществом всеобщего благоденствия).

Свобода движения капиталов и их репатриации, предоставление услуг и переброска производств, беспрепятственная международная торговля, снижение и снятие всяческих и всевозможных барьеров на ее пути достигли беспрецедентных масштабов. Экспортоориентированные отрасли производства и предоставления услуг, росшие все эти годы опережающими темпами с опорой на государственное субсидирование и другие формы поддержки, достигли феноменального расцвета. Вместе с тем, столь же высокими темпами, без какой-либо оглядки на социальные последствия и косвенные экономические потери, они уничтожали местное, так необходимое населению мелкотоварное производство, приспособленное к локальным нуждам и специфике. В результате повсюду в мире стали не только создаваться, но и массово гибнуть в страновом разрезе целые отрасли и подотрасли производства, сельского хозяйства, сферы услуг, исчезать целые социальные кластеры общества, рваться семейные, социальные связи и связи между поколениями. Безработица среди отдельных категорий и групп населения местами достигла 50%, а то и превысила этот недопустимо высокий показатель.

Мировая экономика утратила устойчивость. Безудержный перелив кризисов через национальные границы, дикие дисбалансы, спекулятивные пузыри сделались обыденным явлением. К разрушительным всплескам товарного перепроизводства добавились валютные войны, финансовые махинации планетарного масштаба, односторонние ограничительные практики, войны на уничтожение ради доступа к ресурсам и медийные кампании дискредитации конкурентов. Даже таких, казалось бы, безобидных, как Люксембург.

Таким образом, итог неоднозначен. Глобализация дала очень много. Всем. Одновременно она породила немало проблем. Повсюду. Повсеместно. Однако негативно она была воспринята, как ни странно, элитами и населением развитых стран. Не развивающихся, борющихся за выживание. Страдающих от ценовых диспропорций и вынужденной монокультурности экономики. Подвергающихся внешнему диктату. Разграбленных десятилетиями колониального владычества. Загнанных в нищету и отсталость, из которых неимоверно сложно выбраться. А именно развитых.

Читать целиком

© Марк ЭНТИН, главный редактор,
профессор МГИМО (У) МИД России